"С каждым днем вонь сильнее". Скандал из-за завода в Светлогорске набирает обороты, директору "не па

"С каждым днем вонь сильнее". Скандал из-за завода в Светлогорске набирает обороты, директору "не па

В Светлогорске неспокойно. Жители готовятся устраивать флешмоб и митинги против выбросов китайского завода беленой целлюлозы — того самого, который «воняет», помните? 6-летний скандал вокруг производства набирает обороты. И угадайте, чем закончилась экскурсия по предприятию? Правильно, ничем. Все те же жалобы и ответы на них: «воняет» — «не воняет», «детей тошнит» — «нормы не превышены». Высказались — и разошлись. Чем все это закончится — неизвестно. Давайте же попробуем разобраться вместе, что там происходит.

В чем проблема?

Скандал вокруг завода по производству сульфатной беленой целлюлозы, построенному на базе ОАО «Светлогорский ЦКК» китайской корпорацией САМСЕ, длится с 2012 года. Когда еще обсуждалась возможность его строительства, жители Солигорска и соседней деревни Якимова Слобода высказывались против этого: писали письма, собирали данные специалистов. Все впустую — завод начали строить.

Закончить должны были еще в 2015 году, но срок реализации проекта существенно продлили. Почему — точно не известно. Есть информация, например, о том, что летом 2017-го кабели забраковали, и китайцы, как генподрядчик, должны были его заменить.

После открытие завода намечалось на 7 ноября 2017-го, причем говорили о приезде Александра Лукашенко. О запуске нового завода в Светлогорске Китай отрапортовал в декабре. И тут началось.

После пробного пуска жители деревни Якимова Слобода стали жаловаться на отвратительный запах, от которого тошнит, в горле першит и вообще, по словам местных, невозможно ни дышать, ни жить.

«Травят, как в газовой камере». Жители деревни взбунтовались против нового китайского завода

Потом были флешмоб в соцсетях, встречи с руководством предприятия, весной 2018 года — отъезд китайских специалистов на каникулы и, по словам местных, это были счастливые дни со свежим воздухом. А теперь — снова «вонь» с завода. Причем жалуются уже не только сельчане, но и жители Светлогорска. Говорят, с увеличением мощностей завода в городе «воняет» больше, и это ощущают на себе жители нескольких микрорайонов.

Резкий, неприятный запах, сравнимый с запахом гнилой капусты, на который жалуются местные, — это меркаптаны. Активисты говорят, что их можно ощутить только в том случае, если есть превышение их нормы в воздухе.

Меркаптаны — производные углеводородов. Обнаруживаются в воздухе предприятий при производстве целлюлозы, переработке сернистой нефти, при использовании горючих газов. Токсическое действие меркаптанов сходно с действием сероводорода. Они проникают в организм через органы дыхания и кожу. В ничтожных концентрациях вызывают головную боль, тошноту, рвоту. В высоких концентрациях поражают центральную нервную систему, вызывая судороги, параличи, коллапс; смерть — от остановки дыхания.

(Из медицинской энциклопедии)

Светлогорчане скрупулезно собирают всю информацию, касающуюся завода, особенно из официальных источников. И показывают таблицу, которую 11 сентября опубликовали на сайте Светлогорского ЦКК о замерах атмосферного воздуха. Там вроде все нормально, но, говорят местные, время замера не указано, а присутствовать при их проведении не разрешают.

Экскурсия без ответа на главный вопрос

14 сентября светлогорские власти и руководство завода пригласило членов инициативной группы на завод — на экскурсию и обсуждение после нее. Позвали и журналистов, причем и негосударственных СМИ тоже — на этом настаивали активисты. Правда, они просили также, не отгораживаясь стенами завода, провести встречу для всех жителей Светлогорска и деревни Якимова Слобода.

В итоге пропуска получили 8 активистов, с десяток журналистов, около двух десятков представителей местной власти, здравоохранения, охраны природы и других специалистов. Экскурсию организовали на отлично. Провели инструктаж, вручили каски с одноразовыми берушами, загрузили в автобус. Провезли по территории, в нескольких точках высадили, чтобы экскурсанты могли посмотреть на производство вблизи.

Мы честно принюхивались всю дорогу — и в автобусе, и около гор из бревен, и в цехах и особенно около очистных сооружений. Не почувствовали никакого тошнотворного запаха. Активисты грустно засмеялись:

— Так все же знают: журналисты тут. Нам сейчас тоже ничем не пахнет. Вы бы с самого утра приехали — наверное, в обморок бы упали. А может, останетесь тут жить, чтобы нас не травили?

Главным экскурсоводом был генеральный директор ЦКК Юрий Крук. На разных участках производства — от начала рубки стволов деревьев на щепу до упаковки готовой продукции — ему помогали подчиненные. Они сыпали цифрами и терминами, рассказывали об объемах производства, экспорте, зарплате, импортозамещении и заработке валюты.

Активистов в толпе можно было вычислить с первого взгляда: только они задавали вопросы. Те же, что и с декабря 2017 года: о безопасности производства, об очистке воды, о честности исследований по объему и составу выбросов. И, конечно, самые главные: почему до сих пор в городе так ужасно пахнет, что с этим делать и сколько это будет продолжаться?

Этот же вопрос мы задали лично Юрию Круку.

— Я живу здесь с 1967 года. Мне не пахнет, — усмехнулся он. — Я просто знаю, что такое запахи, когда посещаю предприятие. Вы сами сегодня находитесь на площадке. Вам пахнет?

— Нет. Но люди говорят, что неприятный запах был сегодня утром. Сейчас и они его не ощущают.

— Еще раз повторю: мы всем говорим, что [работаем] в режиме пуско-наладки. Мы не скрывали ничего. И сейчас, когда мы стали более стабильны, мы всех пригласили: посмотрите, как сейчас, а будет еще лучше.

Юрий Крук говорит, что с момента первого пуска — «Зимой всегда тяжело пускаться», — специалисты «проделали большую работу, провели определенные исследования, доработки» и показали результат. По его словам, выработка и качество продукции хорошие, завод уже получает валютную выручку.

— У нас двухтысячный коллектив — это, считай, четверть города. И они понимают, что это высокие технологии, это высококвалифицированные рабочие места, зарплаты. И это — будущее города, — сказал генеральный директор ЦКК.

Юрий Крук активистам отвечал. Его ответы, как и их вопросы, были прежними. Суть сводилась к тому, что завод работает по нормативам и согласно проектной документации, которая прошла экспертизу. Что подобные производства есть в Германии. И что если бы были зафиксированы нарушения, на них бы отреагировали.

Технолог Николай Бондаренко долго рассказывал, как «дурно пахнущие газы» поступают в содорегенерационный котел и сжигаются. Правда, почему тогда в городе так плохо пахнет, никто не ответил.

Обсуждение после окончания экскурсии активисты проигнорировали: «Мы не узнали ничего нового. Разве что посмотрели на все вблизи. Мы все это уже слышали. Но не услышали ответа на главный вопрос. Если все у них по нормам, так почему же детей и взрослых тошнит от этой вони? И сколько это будет продолжаться?».

«Элитный поселок превратится в долину смерти»

Обсудить увиденное жители Светлогорска и деревни Якимова Слобода решили подальше от завода — в местном кафе. К обсуждению примкнули и случайные прохожие — тема «вонючего» завода для всех болезненна, реакция эмоциональная.

— Пока вы все сегодня были на заводе, нигде не пахло. А к ночи, когда все уедут, снова начнется душегубка, — говорят жители Светлогорска. — С каждым днем эта вонь все сильнее.

— У нас, у детей першит в горле от этого запаха. На улице находиться невозможно. Знаете, что нам говорят на жалобы врачи? «Идите домой, закройте все форточки и пейте чай», — возмущаются молодые мамы. По их словам, в поликлиниках ведут отдельные тетради учета обращений по поводу неприятного запаха. Но на этом все.

Бывшая врач санстанции Анна Сомова считает, что руководство завода упустило — умышленно или нечаянно — целый год, чтобы выработать технологию замера меркаптанов в воздухе. Это, на ее взгляд, большая ошибка. В Беларуси этой технологии нет, так как ранее ни одно производство не выбрасывало их в воздух.

Сельчане говорят, что раньше Якимова Слобода была элитным поселком, жить в котором было престижнее, чем в Светлогорске.

— А теперь это будет долина смерти, — возмущается пенсионерка. — Знаете, сколько людей уже хотят уехать, и не могут? Кто купит наши дома и квартиры? А сразу за забором завода светлогорская овощная фабрика выращивает урожай. И все это расходится по магазинам не только региона, но и в Минск идет.

Что дальше?

Активисты понимают, что новый завод по производству сульфатной беленой целлюлозы — это рабочие места, зарплата, развитие региона и так далее. Но не понимают, почему валютной выручкой закрывают глаза на здоровье людей и в первую очередь детей.

— Мы хотим чистого воздуха, хотим нормально жить. Каким образом этого добьются — установкой специальных фильтров, закрытием завода — это не наша головная боль. Пусть над этим думают те, кто проектировал завод и разрешал его строить, — говорят жители Светлогорска и Якимовой Слободы.

Они готовы выйти на улицы и в очередной раз подали заявку на проведение митинга. Завод же продолжает работать в режиме пуско-наладки и планирует выйти на полную мощность не ранее 2019 года.

19:40
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Авторазборка в Могилёве
Адрес: Тагильский переулок, 1Б Могилёв,
Телефон: