Мечтатели. Куда и как поведет Армению правительство Пашиняна

Мечтатели. Куда и как поведет Армению правительство Пашиняна

В апреле в Армении произошла «бархатная революция», которая привела к смене власти. Как новое правительство во главе с Николом Пашиняном собирается изменить страну, какие реформы проводит, какой будет внешняя и внутренняя политика Армении и почему мы назвали их мечтателями — читайте во втором репортаже TUT.BY из Еревана.

Кто все эти люди

Лидер «бархатной революции», Никол Пашинян, стал премьер-министром Армении. Он привел с собой новое правительство. Некоторые из его ставленников вызвали бурную реакцию у противников нового премьер-министра — например, репетитор Пашиняна по английскому языку, 34-летняя Лилит Макунц, стала министром культуры. Двое из ближайших сподвижников Пашиняна, 38-летний Арарат Мирзоян и 29-летний Тигран Авинян, стали вице-премьерами. Однопартиец Пашиняна по «Гражданскому договору», 28-летний Мхитар Айрапетян, занял пост министра диаспоры.

При нажатии на тот или иной портрет на инфографике будет отображаться краткая справка

Некоторые из кандидатур вызвали возмущение и у сторонников Пашиняна. Валерий Осипян, занимавший во время «бархатной революции» пост замглавы полиции Еревана и проводивший операции по разгону демонстрантов, стал начальником полиции.

«Мы и Валерий Осипян физически находились по разные стороны колючей проволоки, и я подумал, что это решение должно иметь символическое значение, после которого мы все должны оказаться на одной стороне. Это хороший знак того, что мы пытаемся искоренить культуру колючей проволоки в Армении», — сказал Пашинян, объясняя свой выбор главы начальника полиции страны.

Сам же Валерий Осипян заявил, что готов подать в отставку и «ответить перед законом», «если кто-то докажет, что полковник Осипян применил неадекватную силу против граждан».

Сложные соседи

До революции Никол Пашинян, его однопартийцы по «Гражданскому договору» и соратники по фракции «Елк» («Выход») критиковали вхождение Армении в ЕАЭС и называли соглашение об ассоциации с ЕС «противовесом по защите суверенитета» Армении. После прихода к власти риторика Пашиняна и его сторонников изменилась.

Почему это произошло? В особенностях внешней политики Армении разбираемся вместе с депутатом парламента от фракции «Елк» Аленом Симоняном.

Армения граничит с четырьмя государствами: Азербайджаном, Ираном, Турцией и Грузией.

— Турция — это яркий представитель НАТО, с которой у нас нет никаких отношений. «Дочерняя компания» Турции — это Азербайджан, с которым у нас нет никаких отношений, — мы находимся практически в состоянии войны, — рассказывает Симонян.

С Турцией у Армении полностью закрыта граница — отсутствует автомобильное и железнодорожное сообщение, в Турции нет армянской дипмиссии, а в Армении — турецкой. Так исторически сложилось — отношения между этими двумя странами осложнены вопросом признания геноцида армян, отказом Армении ратифицировать Карсский договор, согласно которому Турции отошла гора Арарат — символ Армении, а также поддержкой Турцией Азербайджана в Карабахском конфликте.

Еще хуже отношения между Арменией и Азербайджаном. Главный камень преткновения — это Нагорный Карабах. Неспокойным регионом считается и Нахичевань — эксклав Азербайджана в Армении. Периодически и там звучат выстрелы, когда армии Армении и Азербайджана испытывают терпение друг друга на прочность.

С Грузией и Ираном тоже не все просто.

— В тот момент, когда ухудшаются отношения между Грузией и Россией, у нас перекрывается дорога к рынкам стран ЕАЭС. И мы начинаем задыхаться, мы остаемся практически в полной блокаде. Иран нам интересен — меньше в торговой, больше в энергетической сферах, ведь Иран обладает колоссальными запасами газа. Но политическая ситуация в Иране приводит к тому, что на эту страну периодически накладываются санкции, а значит, наше сотрудничество замораживается.

Симонян поясняет, что у Еревана есть проблемы как с Москвой, так и с Брюсселем и Вашингтоном. Каждый из этих геополитических центров преследует свои интересы, но Армения намерена проводить свой курс.

— В отношения Армении с соседями никто не должен вмешиваться. Не должно быть так, что Вашингтону не нравятся наши отношения с Тегераном, а Москве — отношения Еревана с Тбилиси. Это наше дело.

На провокационные вопросы, не боится ли страна потерять суверенитет из-за действий Москвы, Симонян поясняет, что Россия прекрасно понимает особую роль христианской Армении в регионе, которая окружена тремя мусульманскими странами: «Если тут начнутся военные действия, это взорвет регион».

Это мнение разделяют и те представители нового правительства, с которыми мы поговорили в Ереване. Темы все те же — Нагорный Карабах и отношения с Евросоюзом и Россией. И с Беларусью.

«Полонезы» — РСЗО преткновения

В Армении и простые люди, и чиновники не понимают действия Минска, который продал Баку 10 ракетных систем залпового огня «Полонез». Армения и Беларусь являются участниками ОДКБ. Согласно условиям договора, при агрессии в отношении одной из стран другие участники ОДКБ должны встать на ее защиту. В Ереване считают весьма вероятной угрозу со стороны Баку, поэтому продажа оружия потенциальному противнику Армении одним из ее союзников вызвало у нового правительства вполне объяснимое недоумение. Но вопрос о выходе Армении из Организации Договора о коллективной безопасности не обсуждается.

— Мы ожидаем, что Беларусь больше не будет продавать оружие Азербайджану, — заявил на встрече секретарь Совета национальной безопасности Армении Армен Григорян.

«Нелогичным поступком» продажу Минском оружия Баку называет и 28-летний заместитель министра иностранных дел Рубен Рубинян.

Нагорный КарабахПосле избрания на пост премьера Никол Пашинян выступил с предложением, что в переговорном процессе по Нагорному Карабаху помимо представителей Минской группы ОБСЕ (да, Минск был миротворческой площадкой еще в далеком 1992 году, когда в столице Беларуси прошла первая конференция по урегулированию ситуации в регионе), Армении и Азербайджана должны участвовать и представители Республики Арцах (население региона приняло решение о переименовании в 2017 году). В Баку раскритиковали это предложение, но затем потребовали включения в переговоры и представителей азербайджанской общины, которые были вынуждены покинуть Нагорный Карабах после обострения конфликта.

— Предыдущие представители Армении в переговорах — президенты Роберт Кочарян и Серж Саргсян — родились в столице Нагорного Карабаха Степанакерте, они долгое время занимали в республике высокие посты. Они имели право выступать на переговорах и от имени Нагорного Карабаха. Никол Пашинян родился в Армении. Он считает, что переговоры должны и будут продолжаться, но в этом процессе он может представлять Армению, а не Нагорный Карабах, — поясняет советник премьер-министра Армении по внешним отношениям Арсен Харатян.

— Для нас важны две вещи — статус Нагорного Карабаха и его безопасность. Наше предложение по поводу участия в переговорах представителей Нагорного Карабаха логично — есть Республика Арцах, есть конфликт, и его решение — это будущее народа Арцаха. И народ Арцаха должен принять участие в процессе, который решит его судьбу. Что касается предложения Баку — что в переговорах должны принять участие представители азербайджанской общины, — тут логики нет — представители азербайджанской общины — граждане Азербайджана. Они участвуют в выборах президента Азербайджана, следовательно, у них уже есть представитель в переговорах. А представители Арцаха в переговорах участия пока не принимают, — считает замглавы МИД Армении Рубен Рубинян.

Надеется на лучшее, но готов и к другим вариантам развития событий секретарь Совбеза Армении Армен Григорян. Он считает, что для мирных переговоров по Нагорному Карабаху надо иметь политическую волю, но Азербайджан не снижает градус военной риторики, а военные учения становятся все более масштабными.

— В отношении Азербайджана будем придерживаться той же политики, что проводилась и в прежние годы, но могут быть изменения. Например, раньше у нас говорилось «оборонительная политика». Теперь «активная оборонительная политика». Мы также допускаем какие-то превентивные шаги, — говорит Григорян.

Отношения с Россией

Журналисты из Украины, России, Грузии и Беларуси пытались узнать у представителей нового правительства, не пугают ли Армению имперские амбиции Москвы и чего в Ереване ждут от Брюсселя.

Молодые чиновники в своих утверждениях категоричны — новый курс Армении в этом отношении не будет отличаться от того, что проводило предыдущее правительство.

— Внешняя политика прежних властей не была идеальной, но ошибки нельзя исправить другими ошибками. Поэтому кардинально меняться внешняя политика не будет. Мы продолжим курс на укрепление наших отношений как с Россией, так и с Евросоюзом. Но мы не хотим, чтобы сближение с одной стороной происходило за счет другой стороны, — дипломатично заявляет Рубен Рубинян.

С Евросоюзом Армения намерена пересмотреть повестку отношений.

— Мы продолжаем работать с ЕС. Но раньше в Евросоюзе нам говорили: делайте больше — получите больше. Сейчас мы делаем больше, но получаем то же самое, — считает Арсен Харатян.

По поводу российской военной базы в Гюмри, в которой журналисты увидели угрозу суверенитету Армении, эмоционально высказался официальный представитель МИД страны Тигран Балаян.

— Тут надо вспомнить начало независимости Армении. Это армянская сторона попросила Россию оставить тут базу и не выводить войска. И есть четко сформулированный договор о статусе российской военной базы, которая с 2010 года обеспечивает безопасность Армении не только по линии границ бывшего Советского Союза. В 2010 году был подписан протокол об изменениях в договор о статусе российской военной базы, по которому Россия обязалась обеспечивать Вооруженные силы Армении техникой и вооружением и гарантировать безопасность Армении по всему периметру республики. И мы считаем, что наше сотрудничество с Россией и база в Гюмри — один из гарантов нашей безопасности. Мы никакой угрозы со стороны российской базы не чувствуем, наоборот, чувствуем себя более безопасно.

Более лаконично на вопрос, не опасается ли Армения России, ответил секретарь Совбеза Армен Григорян.

— Если коротко, то нет.

Подготовка к новым выборам

Никол Пашинян и члены его нового правительства говорят, что сейчас перед страной стоят две главные задачи — борьба с коррупцией и новые выборы, которые пройдут весной 2019 года.

Депутат от фракции «Елк» Ален Симонян поясняет: новые выборы Армении необходимы, поскольку прежний состав парламента себя дискредитировал участием в предыдущих выборах.

— Парламент, который есть сейчас, не представляет народ. И в этом с нами согласна даже бывшая правящая партия.

По словам Симоняна, депутаты массово выходят из Республиканской партии. Однако данные Национального собрания Армении коллективный исход не подтверждают.

Коррупция — бич Армении

Никол Пашинян пообещал искоренить коррупцию — и это тема номер один в Армении. Уголовные дела возбуждаются каждую неделю, проверки идут во всех сферах, а в бюджет, по словам главы Контрольной службы Армении Давида Санасаряна, начинают поступать украденные средства.

— Все люди будут подвергаться строжайшему контролю независимо от близости к власти. Моя договоренность с премьер-министром состоит в том, что в нашей работе не будет закрытых дверей и «красных линий», — рассказывает Давид Санасарян.

По его словам, олигархи, уставшие от бесконечных выплат и откатов своим «политическим хозяевам», только рады честно платить налоги в казну.

Глава Контрольной службы верит в армян и убежден в том, что этому народу не надо крутить социальные ролики о борьбе с коррупцией — им просто нужен пример и надежда на то, что можно жить честно.

Министр образования и легалайз

Араик Арутюнян — один из ближайших соратников Никола Пашиняна еще в той, дореволюционной жизни. Он прошел с ним весь путь из Гюмри в Ереван. Тогда они были оппозиционерами, сегодня один из них премьер-министр, а другой — министр образования и науки Армении.

На встрече с Араиком Арутюняном мы ожидаем разговоров о реформах в системе образования, но наша беседа начинается с разговора… о новых выборах и коррупции.

— Нам удалось кое-чего добиться за последнее время. В частности, в сфере коррупции у нас уже большие успехи. Против нескольких десятков преподавателей и директоров школ заведены уголовные дела. Потому что они были вовлечены в коррупционные схемы во время выборов: они раздавали взятки, чтобы голосовали за «нужных» кандидатов.

Пока мы пытаемся понять, как это поможет изменить систему образования в Армении, которая, по словам того же Арутюняна, «очень консервативная», он продолжает:

— Большинство наших избирательных участков находятся на территории детских садов и школ. Сейчас мы обсуждаем, чтобы вывести избирательные участки с территорий учреждений образования. Но возникает другая проблема — у правительства нет других помещений для организации выборов. Сейчас мы рассматриваем вариант обратиться к частным предпринимателям для аренды помещений, но для этого нужны дополнительные фонды. Главное — сделать все, чтобы учителя и директора школ не вовлекались в процесс выборов.

Все же реформы в системе образования, не связанные с политическими процессами, с министром обсудить удалось. Армения, как и Беларусь, столкнулась с массовым закрытием школ в сельской местности. Новое правительство намерено бороться с этим путем создания образовательно-культурных центров.

— В них будут и детские сады, и школы, и культурные центры. Они должны стать местом притяжения не только для учеников, но и для всех жителей этих сел. Вопрос же комплектации центров кадрами будем решать при помощи учителей-универсалов. То есть появятся педагоги, которые смогут преподавать, например, не только историю, но и географию. Учителя будут сами заинтересованы в переподготовке, это поможет поднять уровень их зарплат, который сейчас в среднем составляет 100−150 долларов.

Министр образования также считает, что некоторые учебники должны появиться в новой редакции.

— Да, мы будем переписывать учебники. В частности, есть такой раздел в учебниках истории Армении — о событиях 1 марта 2008 года в Ереване. В учебниках это все было сфальсифицировано и написано в логике правления прежнего правительства.

Также, по его словам, надо пересмотреть наличие некоторых предметов в учебной программе — например «Истории Армянской церкви». Этот предмет входит в обязательную среднеообразовательную программу, с чем многие не согласны.

В конце беседы один из журналистов интересуется, не изменилась ли позиция Арутюняна по поводу легализации марихуаны — новый министр образования ранее был активным сторонником этого процесса.

— Нет, не изменилась. Но сейчас есть много куда более важные проблемы, поэтому давайте поговорим об этом лет через пять.

Анклав ЕАЭС

Вице-премьер Армении Мгер Григорян согласился поговорить с нами об экономических вопросах.

— Скажу концептуально: предлагаемая нами модель экономики — рынок услуг, экспортоориентация, финансовый центр. То есть мы готовы предлагать те услуги, которые не обременяются затратами на логистику, как вариант — IT-услуги.

Слова про логистику не пустой звук. Армения входит в Евразийский экономический союз, но общей границы с ним не имеет. Все товары попадают на рынок ЕАЭС только через Грузию (ведь путь через Турцию или Азербайджан закрыт), а если точнее — только через один пропускной пункт на грузино-российской границе «Верхний Ларс». В сезон там выстраиваются многокилометровые очереди из фур, которые везут сельхозпродукцию — от абрикосов до армянского коньяка.

Естественно, у журналистов возникает вопрос, есть ли смысл для Армении в ЕАЭС.

— Что касается ЕАЭС — эффект уже есть, если посмотреть на статистику. Но я считаю, что еще возможности Армении в ЕАЭС не до конца реализованы. Если бы у нас не было проблем логистического характера, то мы могли бы увеличить объем сельхозпродукции в страны ЕАЭС. Мы будем стараться с грузинскими партнерами найти какие-то новые возможности или отполировать существующие административные барьеры, чтобы ускорить проходимость наших грузов через границу. Но в любом случае экспорт надо развивать — вы же все равно будете требовать наши абрикосы и другие фрукты.

Также Армения хочет привлечь в страну инвестиции.

— Для того чтобы были инвестиции, надо создавать условия. Насильно деньги, я имею в виду инвестиции, в страну затащить невозможно. Они идут туда, где есть хорошие условия. Я понимаю, что наш рынок маленький. Но каждый рынок имеет свой доходный капитал, если этот коэффициент будет соответствующим и капитал будет защищен, инвестиции будут чувствовать себя комфортно и будут увеличиваться, — считает вице-премьер.

Реформы в экономике будут, говорит вице-премьер. Но при этом он не может назвать какие-либо цифры — как выяснилось, у правительства Пашиняна их попросту нет. Их не было и в программе, с которой новый премьер-министр выступал перед парламентом после своего избрания.

«Говорят, что в нашей программе нет цифр. В нашей программе есть множество цифр, которые я представлю. Каким будет уровень коррупции среди чиновников? Я официально озвучиваю эту цифру — ноль. Каким будет в Армении процент привилегированных лиц — ноль. Какой налог большой бизнес должен будет давать премьер-министру — ноль. Сколько монополий должно быть в Армении? Я официально заявляю — ноль», — заявил Никол Пашинян в своем заключительном слове.

Новое правительство подчеркивает, что оно временное, и останется ли оно в том же составе после выборов в 2019 году — большой вопрос. Поэтому вплоть до выборов оно будет заниматься устранением препятствий, которые не позволяют стране развиваться, предлагать проекты реформ и новые идеи.

Мечтатели

Новое правительство и премьер-министр Армении показались нам идеалистами и мечтателями. Они надеются победить коррупцию и мечтают о процветающей Армении, а главное — уверены, что смогут это сделать.

Когда мы были на встрече с главой Контрольной служба Армении Давидом Санасаряном, мы заметили на его стене гвоздик, на который обычно вешается портрет руководителя государства. У него поинтересовались, почему там до сих пор не висит портрет Никола Пашиняна.

— А не будет там портрета Пашиняна. И в моем кабинете, и во всем нашем здании не будут висеть портреты руководства страны. Там будут фотографии революционного движения — его рядовых участников. И сотрудники данной структуры и всех других правительственных органов должны знать, что граждане этой страны всегда смотрят на них, пусть и с фотографий. И мы должны помнить, что именно граждане назначили их на эту службу.

«В Армении есть народ, высшая власть принадлежит напрямую народу, и народ осуществляет прямое управление. Именно в этом ключевой смысл революции», — заявил на отчетном митинге после 100 дней у власти премьер-министр Никол Пашинян.

И продолжает каждую неделю в своем аккаунте в Facebook отчитываться перед армянами, почему он принял то или иное решение, что сделал, а что собирается сделать. Так делают и его министры.

И пока новое правительство верит в народ Армении, а народ верит своим мечтателям.

15:51
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Авторазборка в Могилёве
Адрес: Тагильский переулок, 1Б Могилёв,
Телефон: