"Для большинства заграничное оздоровление было сказкой". Наталья Поспелова об итальянских историях

"Для большинства заграничное оздоровление было сказкой". Наталья Поспелова об итальянских историях

Весной СМИ Италии рассказали две новости о белорусах, которые приезжали в эту страну по благотворительным программам: хеппи-энд с 32-летним белорусом, которого усыновила принимающая семья, и трагедия с 22-летней белоруской, которую обманула итальянская пара. Наталья Поспелова рассуждает о программах оздоровления, которые после чернобыльской трагедии появились в нашей стране.

Наталья Поспелова — специалист по семейному неблагополучию и устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. 28 лет работала в органах охраны детства Беларуси, из них 12 — в Национальном центре усыновления. Автор более 100 методических и публицистических работ по проблемам социального сиротства и семейного неблагополучия. Одна из основателей республиканского портала по поиску семей для детей-сирот www.dadomu.by и единственного в СНГ ежемесячного издания для замещающих родителей и специалистов органов опеки и попечительства — газеты «Домой!». Референт Белорусского общественного объединения замещающих семей «С надеждой». Профессиональная специализация: альтернативные формы жизнеустройства детей-сирот; споры родителей о воспитании детей; сопровождение семей, желающих принять или уже принявших детей-сирот на воспитание.

E-mail автора nastapos@mail.ru.

Давайте порассуждаем: о чем эта новость? Об усыновлении? На мой взгляд, не совсем.

Факт установления усыновительных правоотношений итальянской супружеской четы и 32-летнего гражданина нашей страны встрепенул комментаторов. Многие обращали на себя внимание потенциальных зарубежных усыновителей, завидуя усыновленному счастливчику на все лады. Некоторых «взрослое усыновление» удивило.

Между тем подобные способы установления семейных правоотношений известны с давних времен. К примеру, в начале 19-го века к практике «взрослого усыновления» прибегли представители правящей династии шведских монархов. К тому времени шведский король Карл III серьезно занемог, его единственный сын умер в раннем детстве, в связи с чем тешить себя иллюзиями насчет естественного воспроизводства наследников в правящем семействе оснований не было.

Для решения проблемы передачи власти прибегли к практике «взрослого усыновления». Выбор пал на кандидатуру французского маршала Бернадотта. Карл III усыновил маршала, тот в ответ принял лютеранство, чем еще крепче соединил себя с правящей шведской элитой. Венцом этого «взрослого усыновления» стало объявление Бернадотта наследным принцем шведского престола. После скорой кончины усыновителя Бернадотт, зарегистрированный как Карл Юхан XIV, успешно и долго правил страной.

Кстати, шведские специалисты по усыновлению нередко (в шутку или серьезно) объясняют повышенную толерантность и чувствительность современного шведского общества к усыновлению именно этим фактом «королевского усыновления». Дескать, если монархи решали свои вопросы с помощью усыновления, отчего простым людям не прибегнуть к такому же способу. На момент усыновления Бернадотт был даже старше нашего 32-летнего парня. Ему было далеко за 40.

В наших традициях усыновление возможно только в отношении несовершеннолетних лиц, т.е. до 18 лет. А вот отмена усыновления по отечественным правилам возможна далеко за пределами детского возраста усыновленных лиц. Несколько непоследовательно, не находите? Наиболее резонансными случаями такой «возрастной отмены» стали два сравнительно недавних. В первом случае усыновление было отменено в отношении 37-летнего минчанина, который доказал суду, что факт усыновления его в 4-летнем возрасте отчимом не соответствует его теперешним интересам, особенно в ситуации, когда реанимировались связи с родным отцом — гражданином иностранного государства.

Во втором случае выпускница ведущего вуза страны живописала суду, что ее удочерение также против ее интересов: будь она по-прежнему лицом из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, у нее был бы реальный шанс стать обладательницей социального жилья и прочих преференций. Суд внял доводам истицы, удочерение отменил. Ну и что, что все детство девочка была дочкой. Когда на кону социальные гарантии и льготы, можно отказаться от этого статуса. Наверное, оно того стоит?

Вернемся к новости о позднем итальянском усыновлении. По моему глубокому убеждению, эта новость вовсе не про усыновление. Она — о результатах … оздоровления. И эта новость как бы в противовес истории о бедствиях нашей 22-летней соотечественницы, которая не только серьезно утратила здоровье в ДТП, случившемся в ходе оздоровительного сезона, но и была обманута принимающей семьей. Более того, девушка заявила, что неоднократно подвергалась сексуальному насилию со стороны принимающего «папы».

Два диаметральных примера как результаты одного и того же оздоровления наших детей в Италии позволяют порассуждать о полезности этого процесса, тем более накануне очередного оздоровительного сезона. Сейчас оздоровительные фонды по всей стране ведут работу по формированию очередных групп счастливчиков, которые менее чем через два месяца отправятся в гостеприимную Италию. А дальше — как кому повезет…

Для большинства наших детей заграничное оздоровление — сказка

Сразу после чернобыльской катастрофы в районы Беларуси и пострадавшие территории сопредельных стран потянулись караваны с гуманитарными грузами. Так мир отреагировал на ужасные и драматические последствия этой техногенной беды. Грузы распределялись между наиболее пострадавшими: семьями переселенцев, малообеспеченными жителями отселенных территорий. Отделы образования, ведавшие «социальными паспортами семей района», играли первую скрипку в процессе распределения грузов. Семьи бабушек-опекунов, в одиночку поднимавшие малых детей, чьи родители были лишены прав на воспитание, многодетные семьи, семьи с детьми-инвалидами, ну и разумеется, детские интернатные учреждения были первыми получателями гуманитарных макарон, шоколадок, заграничных одежек и обувки, радующих доперестроечную невеселую жизнь разноцветьем и ассортиментом фасонов. Это был первый опыт помощи нам, пострадавшим.

Вторым шагом стало массовое приглашение детей с пострадавших территорий на оздоровление в чистые, не затронутые радиацией, страны: наиболее активно принимали детей Италия, Германия, Ирландия. Меньше — Испания, Канада, США. На отдых в теплые и не очень края ехали не только ребята из проблемных семей или воспитанники детских домов и школ-интернатов. Дети врачей, учителей, прокурорских работников, госслужащих районных органов власти также имели возможность провести лето в гостеприимной заграничной семье. А что такого?! Они ведь тоже на загрязненной территории живут.

Так постепенно создавалась инфраструктура международного оздоровления в виде общественных инициатив, впоследствии ставших фондами и общественными организациями как в нашей стране, так и в принимающих.

Поначалу процесс оздоровления велся практически «вслепую»: семья, которая не хотела и не могла оставаться безучастной к трагедии мирового масштаба и которой было интересно принять ребенка из пострадавшей страны и таким образом внести свой вклад в дело помощи, обращалась в церковь (костел) по месту жительства, реже — в социальную муниципальную службу, где аккумулировались подобные запросы.

Далее активные сограждане оформляли такие инициативы в общественную организацию (благо тамошнее законодательство особых препятствий этому процессу не чинило, исходя из соображений гуманности и уважения к частному проявлению отзывчивости, неравнодушия и заботы о ближнем).

Потом следовало обращение руководителей иностранной общественной организации к местным органам власти в нашей стране. Завязывались контакты, развивались долговременные и очень полезные проекты. Кроме собственно приема детей на каникулах, за три десятка лет процесса международного оздоровления силами и средствами принимающих оздоровительных организаций были отремонтированы многие детские интернатные учреждения, внесены существенные пожертвования в укрепление материальной базы учреждений детской инфраструктуры: приюты, больницы, школы.

Даже в ренессанс «Зубренка» вложены громадные стартовые средства оздоровительных и усыновительных иностранных организаций! Осуществлены точечные пожертвования для проведения сложнейших операций, в которых нуждались некоторые дети, оплачены восстановительные и реабилитационные мероприятия тем, кому это было необходимо. Принимающие иностранные семьи и местный бизнес так поддерживали частные инициативы, что нерешаемых проблем для ребенка, попавшего в оздоровительный проект, практически не было.

Оздоровительные фонды помогали и помогают детским домам семейного типа, приемным семьям, растящим детей-сирот, многим малообеспеченным и нуждающимся. А сколько человеческих контактов и связей завязалось за это время! Принимающие семьи приезжают на свадьбы «своих» детей, семьи дружат «родней» и «домами», многие перебывали друг у друга в гостях, перезваниваются и поддерживают теплые отношения с «иностранными мамами и папами». Потому как заботы, теплоты и участия со стороны принимающих семей в этот процесс было вложено безмерно. Пример о счастливом усыновлении нашего 32-летнего соотечественника — яркое подтверждение устойчивых связей, развившихся вокруг оздоровительного процесса.

Со временем у принимающих семей формировалось желание не только принимать наших детей на оздоровление, но и стать для них родителями. Так из процесса оздоровления вырос и оформился процесс международного усыновления. Италия, к слову, сегодня единственный, наиболее серьезный и ответственный партнер нашей страны в процессе международного усыновления. Порядка двух тысяч белорусских детей из числа воспитанников детских интернатных учреждений были усыновлены итальянскими семьями. Американские, канадские, немецкие, ирландские семьи тоже усыновляли наших постоянно оздоровляющихся детдомовцев. Но это в прошлом, до 2005 года.

Нынче процесс международного оздоровления идет на спад. Во-первых, все меньше детей нуждаются в таком виде помощи, в частности, в разы сократившееся число воспитанников интернатных учреждений и их сложность (возраст, отклонения в развитии), затрудняет процесс международного усыновления и не способствует поддержанию интереса к приему детей на оздоровление. Во-вторых, столкнувшись с мировым финансовым кризисом, все меньше семей могут позволить себе статус принимающих.

Семья, нацеленная на прием ребенка в рамках оздоровительных программ, должна финансово поддерживать общественную организацию, посредством взносов закупаются билеты на чартеры «Белавиа», обустраивается инфраструктура для приема детей, оплачиваются мероприятия, средства коррекции нуждающимся (очки, брекеты и т.п.).

Рассуждения о том, что, дескать, принимающей семье полагаются налоговые преференции и льготы лично для меня не новость, но я в это верю слабо. Никакими льготами не восполнить затраченный ресурс времени, средств и сил по поддержке наших детей. Многие семьи оплачивают уроки и репетиторов для наших школьников, разумеется — питание, культурное развитие, обеспечение одеждой, обувью, школьными принадлежностями и еще много чего другого, что входит в условный пакет «мы принимаем чужого ребенка в гостях пару месяцев в году».

Для подавляющего большинства наших детей заграничное оздоровление — сказка. Это материализация всех потребностей — от крутых гаджетов до вожделенных кроссовок и подарков маме, братикам и сестричкам, не попавшим в оздоровительную программу; это расширение кругозора и получение возможностей, о которых они бы даже не догадывались, не начав выезжать за рубеж. Для принимающих семей — это возможность проявить лучшие качества, поделиться своим благополучием, поддержать нуждающегося. Для некоторых — решить проблемы отсутствия детей в семье посредством единичного, непредсказуемого и нервного процесса усыновления белорусского сироты, которого они благодаря десятку лет помощи, в том числе — и на расстоянии, наконец-то вырастили и подняли на ноги.

Многие дети из оздоровительных программ впоследствии связывают свою судьбу с принимающей страной. На эту тему в узких кругах ведется определенная риторика: дескать, принимающие страны обеспечивают отток молодой рабочей силы из нашей страны. Ну да, есть такое. А с другой стороны, нашему обществу выгодно международное оздоровление, оно экономит огромные средства на содержание детей в детских интернатных учреждениях и замещающих семьях, дает возможность заработать многим людям (начиная от сотрудников авиакомпаний, департамента по гуманитарной деятельности и заканчивая работниками общественных организаций оздоровительной направленности). И если жаль расставаться с молодой рабочей силой, значит, нужно резко стать «бедными, но гордыми» и враз прекратить этот процесс, расторгнув договоренности на межгосударственном уровне.

Мешает ли процесс международного оздоровления процессу национального семейного устройства?

Процесс заграничного оздоровления наших детей никогда однозначным не был. И со стороны реципиентов, и со стороны донора этого процесса всегда принимались усилия поддерживать его надежность, прозрачность и безопасность для детей. К примеру, в конце 90-х годов было принято решение отказаться от сопровождения детей, выезжающих на оздоровление, лицами без педагогического образования. Были зафиксированы случаи, когда эти лица без профильного образования, но с прекрасной наружностью занимались не детьми.

Есть понимание необходимости подготовки и сопровождения принимающих семей. Нередко оздоровляющиеся дети ведут себя столько неформатно и непонятно для взрослых, что спасти положение могут только разъяснения истоков и причин особенного поведения наших ребят, многие из которых пережили травматичный разрыв привязанностей с родными родителями, жили в угрожающих условиях в родных семьях или интернатных учреждениях.

Также есть понимание острой необходимости подготовки детей к процессу международного оздоровления. Чтобы не допускать перекосов в восприятии и оценке действительности, им надо разъяснять непростые жизненные реалии, и это делается усилиями воспитателей и приемных родителей, которые решили продолжать направлять своих детей на оздоровление. Некоторые замещающие семьи, кстати, категорически против, и каникулы их воспитанники проводят в пришкольных оздоровительных лагерях, зато семьи лишены возможности наблюдать и справляться с протестным поведением детей, вернувшихся из сказки, где все можно, на бренную землю, где у каждого масса обязанностей, как то: учиться, уважать окружающих, помогать по дому, заботиться о младших и пропалывать ненавистные грядки.

Мешает ли процесс международного оздоровления процессу национального семейного устройства? Да, есть такое. Если ребенок из детдома или, к примеру, детского городка, включен в оздоровительную программу, то на его возможном устройстве в белорусскую семью можно поставить крест.

Некоторые директора интернатных учреждений, так же как и большинство комментаторов на форумах, убеждены, что лучше пусть ребенок поездит за границу, авось ему там удастся зацепиться. А если нет? У сотрудников профессионально-технических училищ, принимающих для получения профессии воспитанников интернатов и детдомов, на памяти имеется много случаев, когда достигшее совершеннолетия дитя, вырвавшее из рук директора училища свои документы, очертя голову летело за границу, где его особо никто и не ждал. И семья бывает не готова к отношениям, и обстоятельства могут измениться. Известны неединичные случаи, когда наши ребята живут на нелегальном положении, не работают, бедствуют, а вернуться домой не могут по ряду причин. Но они же уже совершеннолетние, значит, никто ответственности не несет…

Результаты процесса международного оздоровления, как показывают приведенные случаи, могут быть совершенно разными: хеппи-энд с 32-летним усыновленным белорусом и трагедия с 22-летней белорусской.

Есть ли рецепт всеобщего счастья? Возможно, он здесь: «мы в ответе за тех, кого приручили».

21:22
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Авторазборка в Могилёве
Адрес: Тагильский переулок, 1Б Могилёв,
Телефон: